22:42 

А бабр-то существует!

Ratchet
Делай то, что должен. Даже когда это не имеет смысла./Это не характер у меня плохой, это его неадекватно оценивают!


Бабр, символ Иркутска и Иркутской области, памятник в Иркутске


По материалам Анны Кочкуровой

Источник: Иркипедия


Бабр (якут. тигр) — устаревшее название уссурийского тигра. Водился в Прибайкалье и Забайкалье в прошлые века. Как геральдическая фигура — с 1790. Как уникальный геральдический символ — с 1878 с перерывом используется в гербах Иркутскa, Иркутской губернии, Иркутской области и Иркутского района.



Поскольку в Сибири сохранилось якутское название тигра, можно предположить, что первыми его в тайге видели якуты в ту пору, когда заселяли южную часть Восточной Сибири вокруг Байкала, в XIV–XV веках. Постепенно бабр исчез и по природным условиям, и по причинам антропогенным. На всем просторе Сибири в старых границах (от Урала до Тихого океана) тигры сохранились только на Дальнем Востоке, в Хабаровском и Приморском крае.

В 1642, когда Иркутска еще не существовало, рисунок, описываемый как «барс изымет соболя», то есть «барс изловил соболя», появился на печати Якутской таможни. Это изображение перешло затем на печать и герб Иркутска — 18 февраля 1690 они были пожалованы городу, который в 1680-х стал центром воеводства и приобрел более важное значение, чем Якутск.

В официально утверждённом Императрицей Всероссийской Екатериной Второй 26 октября 1790 года гербе Иркутска изображен тигр с соболем в зубах со следующим описанием (дословно): «В серебряном поле щита бегущий бабр, а роту у него соболь (сей герб старой)». Слова в скобках означали, что символ этот создан на основе существовавшей ранее городской Иркутской печати 1696 года.



Таким образом, появление этих двух зверей на наместническом гербе не случайно. Но если соболь отражал фауну огромного края и символизировал успешные промыслы и торговлю сибиряков, то с бабром далеко не все ясно. Бабра свидетели тех лет описывали так: «Бабр находится по Иркутской области из всех зверей реже и превосходит их своей крепостью и храбростию. Он имеет по бело-желтоватой шерсти черноватыя поперечныя полосы неправильно расположенныя; ростом не превосходит большого волка».



Насколько правдив этот образ, мы не знаем, но уж очень описанный зверь напоминает тигра. В записках Московского купца Федора Котова, который совершил путешествие в Персию, имеется схожее описание бабра.



А если открыть русско-персидский словарь, то в нем слову тигр соответствует персидское слово бабр. Вероятно, русские землепроходцы принесли это слово в Прибайкалье и Даурские земли раньше, чем распространилось слово тигр, имеющее латинское происхождение (tigris; перешло в немецкий язык как Tiger). Имеются свидетельства тех лет, рассказывающие, что зверь этот из китайских владений приходил в Иркутскую губернию и звероловы встречали его даже неподалеку от Якутска. А вот как трактует этот факт историк Н.Н.Сперансов, автор книги «Земельные гербы России XII-XIX веков: «Русские люди, поселившиеся в Восточной Сибири и на Дальнем Востоке, впервые встретились с незнакомым зверем — тигром. Конечно, сильный, красивый зверь произвел на них большое впечатление. Тогда, вероятно, и было решено избрать его главной фигурой печати». Но слова тигр тогда еще не знали.



Как бабр стал бобром


Составители и художники герба Иркутского наместничества хорошо знали, кто такой бабр и изобразили его на щите герба соответствующим своему образу и в правильной цветовой гамме. Кроме того, служителям герольдии было дано правильное описание самого герба.



Следует отметить, что рисунок герба с самого начала противоречил правилам европейской геральдики: животные, изображаемые на гербах, должны были двигаться вправо. Но в геральдике сторона щита определяется с точки зрения наблюдателя, стоящего за щитом; таким образом, правая «геральдическая» сторона для наблюдателя, стоящего перед щитом, является на самом деле левой. Однако на иркутском гербе бабр двигается именно в «обычную» правую сторону. Подобная ошибка, кстати, имелась и на гербе Москвы — всадник на нем смотрел тоже в «неправильную» сторону.



Во второй половине XIX века, в связи с реформой геральдической науки, при создании нового герба Иркутской губернии произошло непредвиденное. Слово «бабр» в России оказалось забыто, и было принято за искаженное слово «бобр». Возможно, за разъяснением непонятного обозначения обратились к «Полному собранию законов Российской империи», опубликовавшему в 1738 доклад обер-егермейстера А.П.Волынского «О ловле в России и Персии зверей и птиц и пересылке в Россию». А в нем, по воле случая, в реестре «Зверям, какие есть в России и где которые водятся...» была допущена ошибка. Слово «бабр» значилось через «о».



Кроме того, начальником Гербового отделения Департамента Герольдии был в то время барон Б.В.Кене, с легкой руки которого были внесены изменения в гербы многих старинных городов, что вызвало не только протесты общественности, но и путаницу в официальных документах.



Цепь случайностей довершил и тот факт, что художниками в Гербовом отделении служили в основном иностранцы, которые разницы между бобром и бабром не видели. Но к чести художников, не было нарисовано ни одного изображения иркутского герба с бобром, грызущим соболя. Однако, поскольку указ оставался указом, бабру на гербе пририсовали большой бобровый хвост и перепончатые задние лапы, создав некое новое, мифическое животное. Двигалось оно в точном соответствии с правилами европейской геральдики, вправо от наблюдателя, расположенного за щитом.



Реформа Кене принесла и новые правила украшения гербов. Помимо изображения бобра, иркутский герб получил дополнение в виде золотых дубовых листьев, соединенных Андреевской лентой, и был увенчан короной.



Таким образом, при очередном утверждении, уже Александром Вторым, герба Иркутской губернии в Санкт-Петербургскую геральдию пришло «с места» описание герба со словом «бабр» вместо «тигр», что «по-иркутски» совершенно одно и то же. Неизвестный чиновник геральдии в описании «исправил» «а» на «о», и получилось «бобр, несущий в зубах соболя».



Таковым герб губернии был высочайше утверждён 5 июля 1878. Неточность никто не заметил, поскольку день утверждения герба — 5 июля 1878 — был уникальным в русской геральдике: царь в Царском Селе одновременно утвердил 46 гербов территорий Российской Империи (35 губернских и 11 областных), то есть более половины гербов всех существовавших на тот момент губерний. Следует отметить, что, несмотря на это, художниками никогда не было нарисовано ни одного изображения иркутского герба с бобром. Вместо этого бабра на гербе несколько «обобрили»: пририсовали большой, похожий на бобровый, хвост и перепончатые задние лапы, создав новое мифическое животное, которое можно условно назвать «геральдическим бабром».



Черный зверь, увенчанный короной



Таким образом, в Высочайше утвержденном 5 июля 1878 гербе Иркутской губернии оказался какой-то черный удивительный зверь, не имеющий ничего общего с бабром. Именно в таком виде герб служил символом губернии и города, а позднее и области. Известны дооктябрьские открытки Иркутска с этим гербом, его изображение на пьедестале памятника императору Александру III, на страницах газеты «Иркутские губернские ведомости» (1916), на знамени Иркутского страхового пожарного общества (1909).



Октябрьская революция 1917 удалила из герба Иркутска корону, Андреевскую ленту и дубовые листья. Тем не менее, сам герб многократно воспроизводился на открытках, на радиолах, выпускавшихся Иркутским радиозаводом, в книгах о современности и прошлом области, во время праздничных и спортивных мероприятий, а в 1960-1980 — на откосе холма, возвышающегося над Ангарой, между железнодорожным вокзалом и мостом.



Первоисточник информации: irkipedia.ru/content/babr_simvol_irkutska_i_irk...

@темы: кошачесть, сказочности, феерия

URL
   

База "Север"

главная